Анастасия (yapca) wrote,
Анастасия
yapca

Арт-терапия.
Или попытка выплеснуть в художественной форме (еще и начитавшись Чехова) свои последние четыре дня.


Слава и Саша пришли к нам снять квартиру. Это была совсем молодая пара – влюбленные, веселые и неформальные. У Саши на голове дреды, Слава с хвостом.
Они заценили то, что мы с такой любовью делали для себя – большой матрас на балконе – что бы засыпать, глядя на звездное небо, большой компьютерный стол на кухне, расписанный потолок…
Ребята затеяли ремонт – и на стенах в кухне появились рисунки и надписи: «Я тебя люблю». Мы поворчали – но они сказали, что скоро будут стену на кухне перекрашивать – и все закрасят…
Надпись эта так и светится сквозь два слоя краски. Придется завешивать ее картинами. За покраску стен, потолка, дверей – пришлось платить месячную стоимость квартиры. Вот что нужно было делать, что бы в двери были дырки и сколы? Ну ладно – двери – но как можно было добиться того, что бы кафель в ванной был в сколах?
Проблемой была соседка – мы с ней дружили – а у ребят сразу начался конфликт. Не хочется повторять то, что она мне рассказывала по телефону про то какие они плохие и что у Саши «мертвые волосы». (Узнав, что они съезжают, она устроила себе праздник. Нас тоже угощали бутербродами с семгой).
Прожили они чуть больше года – и последние четыре дня мы с мужем ликвидировали последствия их пребывания.
С верхней полки шкафа-купе я выкинула коробки от разных гаджетов – айподов, электронных книг, суперскинавороченных мышек и т.п. Сначала подумала, что нытье про безденежье, которое слышала весь год – притворство, а потом обратила внимание на какой-то гарантийный талон – с трехлетней датой. Значит, привезли коробочки из-под техники, собирались обосноваться надолго.
Я собирала в мешки фенечки с инь-янями, рисунки с подписями «Любимой Сашке», маленьких милых поросят и котят – не слащавых, а очень прикольных.
А так же собирала в мусорные мешки пепельницы полные окурков (единственное мое условие было – не курить в квартире – хорошо что квартира не пропахла), обгорелые свечи и стаканы, залитые воском, рваные журналы, обувь, обломки материнских плат, шнуры неизвестного назначения… Вынесли два мешка «для трупов» и еще маленькими мешками…
Я ходила по своей квартире, которая осталась родной и знакомой, несмотря на бардак и грязь и подглядывала за чужой жизнью. Собирала и перебирала чужие вещи. Часть заложила на антресоль – то, что рука не поднялась выкинуть – но большинство вещей отправилось в огромные черные «трупные» мешки. Эдакие трупы чужой личной жизни.
Кстати – ребята развелись. Последние месяцы в квартире жила одна Саша. Но нам об этом они не сказали. Почему – не понятно. Просто пришла Саша и сказала, что больше платить она не может. И уедет в конце месяца. Но за этот месяц заплатить сможет под конец. За месяц вперед в самом начале мы с них не взяли – понадеялись на честность. Исчезла она раньше – видимо, что бы не платить. Бросив кучу «милых» мелочей – которые для меня – мусор. Наверное, для нее тоже. Оставив Славины вещи. В попытке найти Сашу (не что бы требовать денег, а чтобы сказать ей, что она оставила некоторые документы) я залезла на ее страничку «в контакте» и там в заметках прочитала ее философские размышления о любви по следам разрыва. Они общедоступны.
Квартиру от их присутствия я отмыла, сейчас пытаюсь очистить свою душу от злости и усталости. Четыре дня с полуторамесячным малышом на руках я мыла, чистила, выкидывала, прикручивала на место, искала в хламе недостающие детали…
Если пробовать написать рассказ – то для облечения в художественную форму можно было пойти разными путями:
Можно было написать рассказ о молодой паре - о любви, которая закончилась. О том, как его принципиальность столкнулись с ее безалаберностью, его астма с ее курением, его домашность с ее спортивностью. Не вставляя своего Я. Но мало данных – а допридумывать и не хочется и не умею.
Можно написать рассказ о том, как я (впрочем, можно и в третьем лице – про абстрактную квартирную хозяйку) хожу по квартире и выкидываю чужие вещи. Про брезгливость, про интерес. Про то, что взяла себе несколько вещей – вязанный мячик, пояс с деревянными бусинами, старый сd-плейер – сейчас мой сын счастлив слушая на нем Робина Гуда… Про то что пришлось заглядывать в чужую жизнь – поневоле. Про то, как мне странна эта чужая жизнь, странна и непонятна. Про то, что человек сбегая с квартиры что бы не платить деньги (она осталась нам должна за полмесяца + за несколько тысяч за электричество) не попрощался и не отпустил свою жизнь за этот год. Оставил ее на растерзание и разбирание другому человеку. Чужому человеку. Мне кажется, ей сейчас очень тяжело и плохо. Но я понимаю, что это только моя проекция. Это мне было бы тяжело и плохо уезжать оставляя любимую кофту, любимые диски, любимые шампуни – еще и зная что это будет все сметено в трупный мешок.
А можно написать рассказ про меня. Про человека, который доверил свою вещь другому, потому что тот ему понравился. А вещь вернули изломанную и испачканную. Про то что вместо того что бы быть с маленькими детьми на даче – я в самую жару возилась с квартирой. Про то, как ныл от тоски Гришка: «а когда же мы поедем домой?». Про то, как я фильтровала работы – на те, которые можно сделать с ребенком на руках – одной рукой, на те, которые можно сделать со слингом – двумя руками но без многих движений, и на те, которые срочно надо делать пока он спит или лежит веселый – потому что нужны обе руки. А еще интересное наблюдение – от четырех дней плотной физической работы взбунтовался мой мозг и потребовал пищи и работы для него. Так что может быть возьмусь за приведение в порядок и моих архитектурных записок.
Для литературного творчества слишком много повторяющихся слов. Впрочем, свою задачу текст выполнил – я успокоилась. Только очень гудят ноги.
Но мы это сделали. Квартира снова уютная. Наша. Даже несмотря на то, что ремонт сделали очень фиговый. У меня и тут ощущение, что меня обманули – как пример – в кухне покрасили стену не снимая с нее кусочка ковра (15х50см), который повесили ребята. – ЧЕСТНОЕ СЛОВО! – и это на самом видном месте – пришлось вешать туда картину. И это не единственный баг. Но это только значит, что я буду учиться. Учится не доверять людям. Проверять. Просчитывать. Стоять над душой. Требовать каждую копейку – и отчет за нее. Относится к сдаче квартиры как к бизнесу – не примешивая личного. А еще очень-очень настороженно относится к понтам. Потому что ребят не устроили привезенные с дачи потертые деревянные стулья. Они вытребовали четыре новых стула. Так вот: из четырех стульев осталось два с одной подушкой на двоих. Один стул потерян, другой сломан. Как в том старом анекдоте.
Что бы не поступаться принципами и не вывешивать пост без картинки - это их друг разрисовал входную дверь в нашей квартире. Это они - очень узнаваемые.
18.09 КБ

P.S. Нельзя же такой замечательно-большой текст не вывесить в жж - хотя бы под замком и под катом.
Tags: истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments